О ковбоях



История американских ковбоев, как выяснилось, началась еще до высадки первых английских колонистов на континент. Первые ковбои появились на Юго-Западе нынешних США – примерно за два десятилетия до того, как в 1620 году первые пилигримы высадились на Плимут-Рок. Тогда авантюрные криолло (американцы испанского происхождения) и местизо (смешанные испано-индейские поселенцы) ушли за Рио-Гранде, чтобы воспользоваться преимуществами получения земельных наделов в королевстве Нью-Мексико, включающем большинство нынешних западных штатов. Их назвали кабальеро, рассказывает Дональд Гилберт Чавес, исследователь испанских корней ковбоев. Кабальеро буквально переводится как "джентльмен". Корень этого слова - "кабалло" - происходит от испанского "лошадь". У каждого кабальеро было до нескольких десятков подчиненных, настоящих пастухов – вакьеро, информирует km.ru.

"Все навыки, традиции и способы работы со скотом уже были известны мексиканским вакьеро", - продолжает Нельсон. – "Если вы были ковбоем в современных США, вы бы научились тому же самому". Вакьеро были теми самыми ковбоями, известными по книгам и фильмам – грубыми, привыкшими к тяжелой работе местизо, нанятыми кабальерами-криолло перегонять скот между Нью-Мексико и Мехико (позже между Техасом и Мехико). Их название, хотя и обозначающее отдельную социальную группу, похожее на кабальеро, было предметом особой гордости. Вакьеро – соединение слов "корова" и "мужчина".

В 1821 году переселенцы из Англии появились в Техасе, став первыми англоговорящими мексиканскими гражданами этой территории. Возглавляемые Стефаном Аустином, они прибыли в Сан-Фелипе-де Аустин, чтобы воспользоваться большими стадами скота, которые можно было захватить. Там были миллионы голов, отбившиеся от стад, просто выросшие на свободе и постоянно размножающиеся. Все, что осталось новым поселенцам - согнать животных и пасти их.

Именно этим вакьеро и занимались 223 года - с 1598, когда Дон Хуан де Оньяте, один из четырех богатейших людей в Новой Испании (современной Мексике), отправил экспедицию по Рио-Гранде в Нью-Мексико. Оньяте потратил на оснащение экспедиции более миллиона долларов, доставив на территорию современных США около семи тысяч животных. Его расходы окупились – первое золото, поступившее с Запада континента, принесла не золотая лихорадка, а овцы и крупный рогатый скот.

К окончанию Гражданской войны скотогонная промышленность достигла пика подъема. Но она быстро начала клониться к закату с изобретением в 1873 году колючей проволоки, вызвавшей стремительное распространение крупных частных землевладений. В тех краях битва между землевладельцами и "свободнопасущими" – треть которых были вакьеро, а пятая часть афроамериканцы – стала основным конфликтом за землю. "Ковбои были не в состоянии понять, почему есть светофор. Им не нравилось быть ограниченными в возможности передвигаться", - считает Нельсон. Небрежение к частной собственности вызвало укрепление в общественном сознании образа обвешанного оружием безразличного к закону ковбоя.

Есть ли ковбои в наши дни? Вот что говорит по этому поводу Нельсон: "Многие говорят, что их культура мертва, или находится на грани гибели. Я с этим не согласен. Сами представители этой профессии считают, что ковбои будут всегда, пока есть скот, поскольку, по их словам, самый эффективный способ пасти скот – со спины лошади. И они очень гордятся своим делом. А потому очень заинтересованы в сохранении жизнеспособности своей культуры".